Хороший семейный психологВ моей практике около 90% запросов прямо связаны с семейными отношениями. (А не прямо – близко к 100%). Из них 80% – с супружескими. В оставшихся 20% ведущая тема «родители—взрослые дети». Есть запросы, вызванные весьма определенными событиями (пример – измена), но в целом запрос обычно выражается потребностью в нормализации отношений в семье, уставшей от конфликтов. «Мы все время ругаемся и больше так не можем» – вполне рабочее начало.

Кто такой «личный семейный психолог»? Под «семейным» я понимаю психолога, который готов профессионально работать с запросами, связанными с семейными отношениями и решением семейных проблем. Я написал это весьма странное предложение, чтобы явно зафиксировать, что иные понимания, что такое семейный психолог могут опираться (и нередко это имеет место) на критерии, которые, строго говоря, не являются ни необходимыми, ни достаточными. Семейный психолог может иметь дополнительное узко-профильное образование в области семейной психологии, а может и не иметь его – это ни о чем не говорит (я имею, но и это ни о чем не говорит :)). Хороший семейный психолог может в явном виде использовать в работе методы, в названии которых присутствует что-то «семейное», а может и не применять их в чистом виде,интегрируя «семейку» в подходы иных психотерапевтических направлений (совсем не использовать, думаю, не может). В общем, см. первое предложение.

Может ли обратиться за консультацией один из членов семьи, имеет ли это смысл? Да, может, да, обычно имеет. Потому что семья — система. И по этой причине изменения, происходящие с одним из членов семьи, влекут изменения семейной системы в целом.

Чем я, как семейный психолог, могу помочь?

  1. Во-первых, я предоставлю безопасную, уважительную, принимающую, лишенную критики среду, в которой можно высказать то, что копилось, копилось и вот накопилось. Можно будет не выбирать слова. Можно будет материться (я не призываю, но если захочется – пожалуйста; впрочем, если на консультации присутствует семья, то материться можно исключительно с согласия остальных). Курить в кабинетах, увы, нельзя. Бывает так, что на консультацию приходят близкие люди и кабинет семейного психолога становится первым местом, где они говорят друг другу что-то, что хотели, но не могли сказать годами. Даже десятилетиями. Это безоценочно.
  2. Во-вторых, я задам вопросы. Не стану скрывать, что основной задачей при этом будет дать вам возможность взглянуть на семейную ситуацию чуть иначе, чем вы привыкли.Маловероятно при этом, что я предложу вам свой взгляд на вашу семейную ситуацию (хотя не буду зарекаться), важны именно ваши глаза. Но с точкой наблюдения и углом зрения мы постараемся поработать.
  3. В-третьих, я уважительно, деликатно, но настойчиво помогу прояснить, чего же именно вы хотите. Это обязательно. Да, действительно, нередко (чаще, чем можно себе представить) на консультацию к семейному психологу приходят за «скажите мне что делать?». Но мы потратим столько времени, сколько понадобится, и все же проясним, чего же хотите вы. Кстати, я не стану, разумеется, настаивать, чтобы вы об этом сказали мне, главное, чтобы вы сами это поняли.
  4. В четвертых, мы обсудим варианты достижения желаемого. Тут я могу взять на себя разумную (разумную не означает полную!) инициативу и предлагать вам различные варианты. Но «тестировать» их мы все равно будем на вас. При необходимости, я притащу полиграф. Шутка, конечно. Психологи и так видят людей насквозь. И это шутка.
Записаться на прием к психологу по адресу: Москва, ул. Лесная, д. 43, каб. 428 (м. Белорусская). Тел.: +7 (495) 997-61-75

Как мы будем работать на индивидуальной или семейной консультации?

Консультация семейного психологаМы будет разговаривать. Говорить преимущественно будете вы. Иногда мы будем молчать. Иногда я буду спрашивать и помогать вам услышать ваши ответы. Может быть, в ответ на какой-то вопрос вы скажете «Это к делу не относится!». И мы чуть помолчим. Иногда я буду пересказывать вам сказанное вами. Так, как я это услышал. Вполне может так случиться, что я перескажу буквально, а вы воскликните: «Это я сказал(а)?!». Иногда я буду обращать внимание не на то, что вы говорите, а на то, как. И не только, на то, как говорите. Но и на то, как сидите, куда смотрите. Может быть, в какой-то момент я скажу «Не верю». Если это будет уместно, я могу попросить вас что-то нарисовать. Или слепить из пластилина. Может быть, мы используем в работе специальные картинки – метафорические карты (к игральным они не имеют никакого отношения). Я не гарантирую, что буду полностью воздерживаться от интерпретаций, но постараюсь свести их к разумному минимуму.

Трансактный анализ – моя основная специализация в психотерапии – предполагает интерпретации. Причем они нередко имеют вид схем, посредством которых анализируются трансакции (коммуникации) между людьми. (Эрик Берн, разработчик трансактного анализа, вообще явно призывал: рисуйте!)Маловероятно, что нам потребуются тесты и иной психодиагностический инструментарий, но и он всегда готов к работе. Я могу попросить вас выполнять какие-то домашние задания. Может быть, даже попрошу дома нарисовать геносоциограмму семьи (это почти генеалогическое дерево – очень похоже). На семейной консультации я могу предложить какую-то активность. Как-то встать, что-то изобразить (например, скульптуру семьи – это очень интересно!). Также на семейной консультации может оказаться полезным побеседовать как всем вместе, так и отдельно с каждым из членов семьи. Но, вообще говоря, из всего этого перечня обязательным является только первое предложение.

Стоимость консультации – от 1800 руб. Подробнее >>>